Цифровая дипломатия: направления работы, риски и инструменты

Цифровая дипломатия: направления работы, риски и инструменты

Лариса Пермякова К.полит.н., Дипломатическая академия МИД России, эксперт РСМД Фото: ediplomacy.afp.com The Diplomacy Hub от Агентства AFP В июне 2012 г. на совещании послов и постпредов президент России поставил цифровую дипломатию в один ряд с наиболее действенными инструментами внешней политики. Президент призвал дипломатов интенсивнее использовать новые технологии на разных платформах, в том числе в социальных

Лариса Пермякова К.полит.н., Дипломатическая академия МИД России, эксперт РСМД

Фото:
ediplomacy.afp.com
The Diplomacy Hub от Агентства AFP

В июне 2012 г. на совещании послов и постпредов президент России поставил цифровую дипломатию в один ряд с наиболее действенными инструментами внешней политики. Президент призвал дипломатов интенсивнее использовать новые технологии на разных платформах, в том числе в социальных медиа, для разъяснения позиций государства.

Цифровая дипломатия, названная экспертами Силиконовой долины «дипломатия Веб 2.0», появилась сравнительно недавно. Упрощенное определение этого явления – использование веб и информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) для реализации дипломатических задач – дает о нем вполне исчерпывающее представление.

Можно выделить несколько общих направлений, где цифровая дипломатия как ресурс внешнеполитического ведомства особенно эффективна.

В первую очередь, это осуществление публичной дипломатии: при установлении контактов с онлайн-аудиторией и формировании новых инструментов коммуникации цифровая дипломатия может обеспечить возможность обращаться напрямую к целевой аудитории с конкретными сообщениями, в том числе привлекать к сотрудничеству авторитетных опинион-мейкеров. Электронная дипломатия содействует налаживанию диалога в формате «гражданин–гражданин, человек–человек». Этот диалог может быть инициирован как самими участниками гражданского общества, так и государством, которое может выполнять функции модератора диалога.

Цифровая дипломатия носит в основном прикладной характер и особенно полезна в работе с зарубежной аудиторией, в вопросах трансляции официальной позиции и формирования имиджа государства.

В области управления информацией, в том числе накопленными знаниями и опытом: аккумулирование и анализ колоссального объема информации, который может быть с успехом использован в политических прогнозах и стратегическом планировании. Опыт и информация, накопленные различными ведомствами внешнеполитической структуры государства, благодаря современным ИКТ, могут успешно использоваться в разных точках земного шара, независимо от местонахождения первоисточника и потребителя.

Осуществление консульской деятельности: обработка и подготовка визовой документации, прямые контакты с гражданами, находящимися за рубежом.

В случае возникновения чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий: использование ИКТ для осуществления экстренной связи с посольством государства за рубежом.

Судя по указанным направлениям, цифровая дипломатия носит в основном прикладной характер и особенно полезна в работе с зарубежной аудиторией, в вопросах трансляции официальной позиции и формирования имиджа государства. Важно понимать, что дипломатию в ее привычном понимании она вряд ли когда-нибудь заменит. Закрытые переговоры останутся закрытыми. Впрочем, в силах цифровой дипломатии объяснить, почему принято то или иное решение, к каким результатам оно приведет, как повлияет на внешнеполитический процесс, т.е. открыть доступ широкой общественности к результатам деятельности традиционной дипломатии.

Открытость – это вынужденная необходимость для государства, которое работает в информационном пространстве наравне с другими источниками информации. Если не наполнять это пространство объективной информацией, его наполнят другие.

О принципах открытости в дипломатии еще в 1918 г. говорил президент США Вудро Вильсон. Первый из четырнадцати пунктов проекта мирного договора, завершающего Первую мировую войну, гласил: «Открытые мирные договоры, открыто обсуждаемые, не позволят появиться разным трактовкам этих соглашений, дипломатия всегда будет действовать отрыто и на глазах у общественности» [1]. Тогда принцип открытости был требованием времени – общественное мнение, приобретавшее все большее влияние на политическую жизнь европейских стран, неприязненно относилось к секретности, которой традиционно были окутаны дипломатические контакты. В условиях распространения грамотности, появления массовой периодической печати и становления выборных парламентов главы государств, министры и дипломаты осознавали необходимость гласно оправдывать свои действия в глазах общественности.

Сейчас открытость – это вынужденная необходимость для государства, которое работает в информационном пространстве наравне с другими источниками информации. Если не наполнять это пространство объективной информацией, его наполнят другие. Цифровая дипломатия как раз и призвана оперативно предоставлять адекватную информацию, опровергать некорректные сведения, подтверждать сведения из официальных источников. Зачастую все это сопряжено с определенными рисками, о которых речь пойдет далее.

Риски цифровой дипломатии

Фото: snaphanen.dk
Министр иностранных дел Швеции
Карл Бильдт, автор «провального твита»

При всех объективных достоинствах цифровых технологий политики и чиновники, на словах признавая важность Интернета, на практике продолжают рассматривать вопросы развития цифровой дипломатии исключительно в контексте рисков и угроз. Интернет воспринимается как канал распространения экстремизма и терроризма, навязывания чуждой идеологии и внешнеполитической пропаганды, как средство ведения информационной войны. Однако обеспечение информационной безопасности не исключает использования Интернета как средства реализации внутренних и внешних целей государства.

Иногда ошибок в использовании инструментов электронной дипломатии не могут избежать даже ее приверженцы и практики. Так, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт накануне Всемирного экономического форума (2012 г.) в Давосе отправил весьма неполиткорректный твит, который вызвал массу критических замечаний со стороны подписчиков его микроблога: «Покидаю Стокгольм и направляюсь в Давос. С нетерпением жду торжественный ужин, который сегодня вечером организует Всемирная Программа Продовольствия! Решение глобальной проблемы голода – это чрезвычайно важный вопрос! #davos». Твиттерсфера не заставила себя долго ждать, осудив сообщение министра и назвав этот твит провальным (#fail). Согласитесь, голод и роскошный ужин не совсем гармонируют друг с другом.

К сожалению, уровень культуры общения в блогосфере, Твиттерсфере и Интернете в целом оставляет желать лучшего. Анонимность и, как следствие, грубость и хамство в сети по-прежнему остаются в разряде неминуемых рисков. Майкл Макфол, посол США в России, на встрече со студентами и выпускниками Российской экономической школы в июне 2012 г. признался, что ежедневно получает в Twitter провокационные сообщения оскорбительного характера. Эти оскорбления, заметил посол, остаются на совести тех, кто их отправляет, и на его работу повлиять они не могут.

Хакерство – это еще один риск, который существует со времен появления Интернета. Из последних примеров можно привести случай хакерской атаки на личный сайт Юлия Эдельштейна, министра Израиля, курирующего вопросы публичной дипломатии и вопросы диаспоры. Комментируя это происшествие, министр заявил, что ничто не сможет ему помешать осуществлять публичную дипломатию от имени государства Израиль. Он и впредь намерен защищать интересы государства по всем фронтам, в том числе в пространстве Интернета.

Каким образом нужно действовать, чтобы свести к минимуму риски, существующие столько же, сколько существует Всемирная паутина? Очевидно, что распространение экстремизма и терроризма, хакерские атаки и просто человеческий фактор неизбежно будут иметь место, и изменение доступа к сети от стационарного к мобильному, которое сейчас происходит, будет этому только способствовать.

С экстремальными явлениями в сети борются такие структуры, как, например, Пентагон, сервер которого все чаще подвергается атакам извне. Они не просто отслеживают хакеров, но и предлагают сотрудничество вместо длительного срока тюремного заключения, который грозит им в случае обнаружения. Тем не менее, такие меры – скорее исключение, чем правило.

Фото: www.euromag.ru
Алексанндр Яковенко, Посол России в
Великобритании – один из 35 000 официально
зарегистрированных пользователей Twitter

Снижению рисков может способствовать наличие четких правил, которых должны придерживаться организации, имеющие представительства в сети, и их специалисты, работающие с Интернет-аудиторией. Правила должны вырабатываться в рамках четкой стратегии работы в Интернете, согласно которой работа должна носить регулярный характер, ответственные специалисты должны уметь подавать информацию таким образом, чтобы она привлекала внимание аудитории, вызывала интерес и желание продолжить диалог. Важно также стараться предугадать реакцию на сообщение, которое появится в сети, перед тем, как нажать клавишу «Enter». В данном случае показателен пример Twitter, который дает своим пользователям всего 140 знаков – чтобы «словам было тесно, а мыслям просторно». Впрочем, и здесь, как показывает практика, есть риск совершить ошибку (случай с твитом К. Бильдта весьма показателен).

В отношении тех пользователей, чья анонимность может позволить им некорректное поведение в сети, есть проверенный рецепт: собака лает, караван идет. Опытные пользователи понимают это и зачастую используют негативные комментарии для того, чтобы вывести оппонента на продолжение диалога, донести до аудитории свое сообщение. Речь об этом шла в статье посла России в Великобритании Александра Яковенко, опубликованной не так давно на официальном сайте посольства в Интернете. По словам А. Яковенко, «анонимность – это один из рисков цифровой дипломатии»: «…Вы можете выбрать себе любое имя, адрес или даже агрессивно вести себя по отношению к кому-либо… Но это не пример для подражания для тех, кто занимается публичной дипломатией. Наше сообщение должно быть четким. Вот почему я (@Amb_Yakovenko) горжусь тем, что принадлежу к 35000 официально зарегистрированным пользователям Twitter». В статье также говорится, что по количеству пользователей сети, отслеживающих работу посольства России в Великобритании, оно находится на третьем месте после США и Израиля.

Возвращаясь к словам израильского министра, можно утверждать, что в наши дни пространство Интернета по уровню напряженности сравнимо с линией фронта, важным стратегическим рубежом, контроль над которым сулит серьезные преимущества тому, кто будет им обладать. Чтобы получить это преимущество, недостаточно номинального присутствия в Интернете в виде нескольких микроблогов в Twitter или пары страниц в Facebook. Нужны стратегия и инструментарий для ее реализации. Необязательно заново изобретать велосипед. Международный опыт показывает, что уже накоплен внушительный арсенал приемов и методов цифровой дипломатии, который может быть использован для решения внешнеполитических задач.

Digital diplomacy toolbox

Фото: digitaldiplomacy.fco.gov.uk
Портал «Цифровая дипломатия»
МИДа Великобритании (Форин-офиса)

Перед тем как открыть заветный ящик с инструментами электронной дипломатии (digital diplomacy toolbox), отметим, что арсенал дипломатии Web 2.0 действительно обширен, каждый из инструментов сам по себе заслуживает подробного описания в отдельной статье. Twitter – один из множества таких инструментов, с помощью которых государство может увеличивать свое присутствие и влияние в Интернете, предоставлять объективную информацию зарубежной и отечественной аудитории. Здесь важно не смешивать понятия дипломатии Web 2.0 и Твипломатии (Twiplomacy). Последняя является лишь составной частью цифровой дипломатии. В совокупности с другими прикладными инструментами и методами электронной дипломатии Твиттер-дипломатия может быть весьма эффективным инструментом.

Итак, начнем с оказания экспертной помощи и консультирования дипломатов и сотрудников посольств и консульств по вопросам цифровой дипломатии в режиме 24/7. Такую работу осуществляет Интернет-портал Форин-офиса, консультирующий своих сотрудников, которые работают с Интернет-аудиторией. Название портала – «Цифровая дипломатия» – говорит само за себя и содержит предельно просто изложенные миссию, цели и задачи электронной дипломатии Британского внешнеполитического ведомства. Ценное ядро ресурса – руководство по использованию инструментов цифровой дипломатии. В нем кратко и доступно изложены инструкции по использованию Twitter, Facebook и других социальных медиа. Кроме того, даны полезные советы по работе с веб-сайтом, размещению и подбору информационных, видео- и аудиоматериалов в сети. На сайте дипломаты могут записаться на онлайн-тренинги, проконсультироваться со специалистами, задать вопросы экспертам. Разработчиками ресурса предусмотрен также отдельный раздел «Case-studies» с конкретными примерами успешно реализованных проектов цифровой дипломатии.

Стоит также упомянуть онлайн-ресурс отдела Госдепартамента США по вопросам электронной дипломатии и отдела по вопросам инноваций CO.Nx. Платформа предлагает зарубежной аудитории в формате веб-конференций и вебинаров послушать выступления ведущих американских ученых, предпринимателей, исследователей и дипломатов.

Наглядную информацию по цифровой дипломатии можно получить воспользовавшись веб-приложением созданным Агентством Франс пресс AFP. При умелом обращении, приложение выберет для Вас необходимые статистические данные по странам, персоналиям, и самым актуальным темам в формате инфографики.

Цифровая дипломатия не заменит дипломатию классическую, но при искусном обращении этот инструмент может усилить работу государства в сфере международных отношений и внешней политики.

Аккумулирование информации в формате онлайн-энциклопедии – еще один инструмент из арсенала электронной дипломатии. Возьмем, к примеру, онлайн-ресурс экспертных материалов по вопросам международных отношений Диплопедия (Diplopedia). Созданная благодаря усилиям сотрудников внешнеполитического ведомства США, Диплопедия на сегодня насчитывает уже более 15000 статей, затрагивающих различные аспекты международных отношений и дипломатической деятельности. По состоянию на октябрь 2011 г. ресурс насчитывал 4698 зарегистрированных пользователей и 42217 еженедельных просмотров.

У ресурса есть сходство и различия с Википедией. Так, в отличие от Википедии, в Диплопедии анонимная публикация статей не допускается, для этого пользователь должен быть зарегистрирован. Зарегистрированный пользователь, как и в Википедии, может редактировать опубликованные ранее статьи, добавлять новые данные, актуализировать информацию. Диплопедия незаменима в ситуациях, требующих нестандартного решения. В целом это качественный ресурс получения достоверной информации, которая используется сотрудниками и по мере обновления моментально распространяется по каналам коммуникаций.

Стимулирование и поощрение взаимодействия сотрудников на площадках профессиональных социальных сетей, подобных Linked-In и Facebook, – это еще один успешный опыт зарубежных коллег, который может быть полезен российским дипломатам. Свои аналоги профессиональных объединений есть у США и Великобритании – Corridor и Demophon, соответственно. В октябре 2011 г. ресурс Corridor насчитывал 6800 пользователей и более 440 групп.

Активная работа сотрудников в такой сети позволяет им:

  • общаясь с коллегами напрямую, запрашивать необходимую информацию и получать быстрые ответы на запросы;
  • находить специалистов, обладающих специфическими знаниями и опытом в узкой сфере (например, знаниями редких языков и пр.);
  • делиться накопленными знаниями, актуальной информацией и новостями;
  • объединяться с коллегами-единомышленниками, укреплять взаимопонимание и поддержку посредством неформального общения онлайн.

Взаимодействие в профессиональных социальных сетях может быть полезно и для другого инструмента электронной дипломатии – краудсорсинга (от англ. crowd – толпа, source – ресурс). Под этим популярным словом подразумевается современный подход к решению задач общими силами участников на добровольной основе, совместный поиск решений. Например, на сайте Государственного департамента США «The Sounding Board» сотрудники могут высказать свои проектные предложения по решению конкретных проблем, узнать, что об их идеях думают коллеги, а в случае принятия проекта – получить средства и возглавить команду по его осуществлению. С начала работы в феврале 2009 г. специалисты сайта получили 2300 предложений и около 22000 комментариев. Таким образом, «The Sounding Board» представляет собой пространство для обмена мнениями и опытом реализации проектов.

Координация деятельности краудсорсинговых проектов осуществляется также при помощи информационных технологий. Это позволяет одновременно участвовать в проекте сотрудникам, находящимся в разных точках земного шара. Участие в краудсорсинговых проектах дает им возможность освоить новые профессиональные навыки, повысить уровень компетенции в различных сферах и в целом самореализоваться.

Фото: www.diplomacy.edu
DIPLO – совместный проект правительств
Мальты и Швейцарии

Необходимо также отметить, что цифровые решения для дипломатии разрабатывают и применяют не только внешнеполитические ведомства, но и международные НКО. К примеру, ресурс ediplomat.com позиционирует себя как глобальный портал для дипломатов. На портале публикуются новости, рекомендации и предоставляются услуги для дипломатического сообщества. Инициатором создания портала выступила группа дипломатов, которые осознавали потенциал Интернета и постарались сделать так, чтобы данный ресурс стал платформой для объединения дипломатического корпуса и всех, кто интересуется дипломатией.

Еще один электронный ресурс – diplomacy.edu (Diplo) – был создан в 2002 г. совместными усилиями правительств Мальты и Швейцарии. В настоящее время Diplo предлагает электронные решения для дипломатии и в целом для государственного управления. На сайте есть возможность ознакомиться с рядом исследований по электронной дипломатии, пройти онлайн-обучение на разных курсах, начиная с дипломатического протокола и заканчивая вопросами изменения климата.

В век массовых коммуникаций число людей, которые пользуются мобильными телефонами и смартфонами, снабженными функцией связи с Интернетом, ежедневно растет. В связи с этим важно упомянуть еще один полезный элемент цифровой дипломатии – создание прямых каналов коммуникации с гражданами, выезжающими за рубеж, с целью обеспечения связи в случае возникновения кризисных ситуаций. У России уже есть опыт работы в этом направлении: 1 августа 2012 г. исполнился год с начала сотрудничества МИД России и ОАО МТС по информированию российских граждан, выезжающих за рубеж. Все клиенты МТС, прибыв за границу, получают бесплатные SMS-сообщения с номерами телефонов экстренной связи с российскими посольствами. Кроме того, по просьбе МИД России МТС рассылает своим клиентам, находящимся за границей, уведомления и рекомендации российской дипломатической службы на случай возникновения или опасности возникновения чрезвычайной ситуации в конкретной стране. Безусловно, нужно развивать и усиливать работу в этом направлении, привлекая к ней других российских операторов мобильной связи.

Пример сотрудничества МИД и МТС показывает, что у России уже есть некоторые наработки в области цифровой дипломатии. По состоянию на август 2012 г. на сайте российского МИД были перечислены 45 Twitter-аккаунтов, два из которых принадлежат Геннадию Гатилову, заместителю министра иностранных дел, и Александру Яковенко, послу России в Великобритании. Недавно был обновлен интерфейс веб-сайта МИД России, планируется создание страницы ведомства в Facebook. Кроме того, в июне 2012 г. МИД РФ запустил первый аккаунт в YouTube. Планируется увеличение числа посольских микроблогов в Twitter. Тем не менее еще многое предстоит сделать. Информационно-коммуникационные технологии постоянно совершенствуются. Поэтому, чтобы полноценно работать с Интернет-аудиторией, необходимо не только уметь пользоваться имеющимся арсеналом рабочих инструментов цифровой дипломатии, но и быть в курсе последних тенденций и разработок.

Для использования ресурсов новых социальных медиа, несомненно, требуется выработать стратегию, обучить персонал и проанализировать ситуацию. Как правило, госструктуры в силу своей инертности гораздо менее восприимчивы к инновациям в сфере ИКТ, в отличие, например, от частного бизнеса, который активно использует новые технологии и взаимодействует с внешней средой. Выходом из ситуации в какой-то мере могло бы стать сотрудничество МИД с российскими ИТ-компаниями, такими как Яндекс, Рамблер и популярный социальный медиа-ресурс ВКонтакте.

Фото: www.youtube.com/user/midrftube
Канал МИДа России в сервисе YouTube

Стоит напомнить, что МИД располагает таким образовательным ресурсом, как Дипломатическая академия, одной из функций которой является подготовка и повышение квалификации российского дипломатического корпуса. Курсы по цифровой дипломатии должны стать обязательным элементом учебного процесса в академии. При этом если сотрудники центрального аппарата МИД могут проходить обучение непосредственно в академических стенах, то у сотрудников посольств и консульств должна быть возможность обучаться онлайн в форме вебинаров.

Итак, цифровая дипломатия и работа в Интернете в целом могут серьезно усилить деятельность по разъяснению внешнеполитических позиций государства отечественной и зарубежной аудитории. Цифровые технологии могут быть особенно полезны в публичной дипломатии, в сфере сбора и обработки информации, в области консульской деятельности, для осуществления коммуникаций во время чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий.

Безусловно, у дипломатии Web 2.0 есть свои риски, к которым относятся утечка информации, хакерство, анонимность пользователей Интернета. Тем не менее, международный опыт свидетельствует, что умелое использование инструментов цифровой дипломатии может приносить хорошие дивиденды тому, кто в нее инвестирует. Причем цифровая дипломатия не всегда требует финансовых вложений, напротив, зачастую она нацелена на сокращение расходов. Здесь крайне важен человеческий фактор – желание сотрудников развиваться, осваивать новые технологии, посвящать часть своего рабочего времени работе с целевой Интернет-аудиторией, обработке электронной информации, созданию информационно-справочных материалов.

Возможности развития цифровой дипломатии ограничиваются отсутствием национальной информационно-коммуникационной стратегии, недостаточным количеством подготовленных специалистов и рядом рисков, характерных для работы в Интернете. Кроме того, требуются инструменты для оценки эффективности используемых социальных медиа. Важно уже не количество «фолловеров», «лайков», «твитов/ретвитов», важны реальные показатели реагирования аудитории на сообщения, изменения ее восприятия, того, как этому способствует дипломатия Web 2.0. Цифровая дипломатия не заменит дипломатию классическую, но при искусном обращении этот инструмент может усилить работу государства в сфере международных отношений и внешней политики. Будущее дипломатии Web 2.0 совершается уже сегодня, она все время развивается, вовлекая в процесс обмена информацией все больше участников. Этому способствует сама природа социальных медиа, которые как любой живой организм постоянно эволюционируют.

Для внешнеполитических ведомств время цифровой дипломатии уже наступило. Им остается только сделать выбор: пассивно наблюдать за происходящими изменениями и оставаться в стороне от технологического прогресса или принять эту реальность, а с ней те возможности и преимущества, которые предоставляет электронная дипломатия.

1. Зонова Т.В. Современная модель дипломатии: истоки становления и перспективы развития. – М. РОССПЭН, 2003.

Связанные материалы:

Комментарии:


Дата: 09 октября 2012

Автор: Лариса Пермякова

Дмитрий!
Благодарю за продолжение диалога!
Я готова к обсуждению, если оно нацелено на результат.
Автореферат на сайте, однако, тема моей диссертации не связана с настоящей дискуссией, так что не отчаивайтесь, если не найдете его.
Спасибо за Ваше доброжелательное отношение в ходе работы секции “Культурные и образовательные ресурсы модернизации РФ” на Конвенте РАМИ.

Лариса


Дата: 08 октября 2012

Автор: Дмитрий Сивоволов

Добрый день, Лариса.
Спасибо за ответ. Я согласен с Вами, что ТНК играют роль “государства” в современных условиях. Этот тезис выходит на трансформацию функций государства, и его дипломатичекой политики, как продолжения “внутренней политики вовне”. К сожалению, не нашёл автореферата Вашей диссертации на сайте “Дипломатической академии МИД РФ”, чтобы продолжить нашу дискуссию о сути современного, так называемого “электронного государства” в более профессиональном ключе.
Если Вам это интересно, то мы можем продолжить дискуссию.
Ваш доброжелательный оппонент на секции “Культурные и образовательные ресурсы модернизации РФ” на Конвенте РАМИ,
Сивоволов Дмитрий.


Дата: 05 октября 2012

Автор: Лариса Пермякова

Уважаемый Дмитрий!
Спасибо за интерес к публикации и к теме в целом.
Ответом на Ваш вопрос, как мне кажется, может стать недавний визит в Москву молодого и популярного (судя по реакции прессы) владельца небезызвестной социальной сети.
Подобные компании и/или ТНК в перспективе могут стать равноправными акторами международных отношений. Вряд ли можно сказать, что их «весовая категория» будет равна категории государств. Тем не менее, степень влияния таких компаний, их финансово-экономические показатели, и, что самое важное, их аудитория, обеспечат им место за столом переговоров, повесткой которых будут насущные международные проблемы. Причем, заинтересованной стороной в этом процессе, в первую очередь, будут как раз государства.

С уважением,
Лариса


Дата: 04 октября 2012

Автор: Дмитрий Сивоволов

Лариса Геннадьевна, добрый день.
Ваша статья привлекает внимание к современным формам дипломатии и международной политики. Очень явно прослеживается мысль, что методы взаимодействия в современном мире изменились.
Как Вы думаете, изменяется ли не только методы и формы дипломатии, но соотношение сил на дипломатической “арене”, появляются ли в “весовой категории” государств новые “крупные игроки”?
Очень интересно узнать Ваше мнение по этому вопросу.
С наилучшими пожеланиями,
Сивоволов Д.Л., к.с.н., доцент УрФУ.


Дата: 03 октября 2012

Автор: Лариса Пермякова

@williamjhague: “After this #meetfs I’m even more enthusiastic about the value of Twitter and social media in diplomacy and politics.”

http://www.fco.gov.uk/en/news/latest-news/?view=News&id=807430382


Дата: 01 октября 2012

Автор: Лариса Пермякова

Уважаемый Анатолий Иванович!
Благодарю Вас за комментарий!
Как я понимаю, и Президента России В.В. Путина и Вас и меня волнует одна и та же проблема – присутствие Российской Федерации в электронном пространстве, использование ресурсов Интернет в целях укрепления и жесткой и мягкой силы нашего государства.
Основная цель моей статьи – представить обзор наиболее эффективных инструментов цифровой дипломатии. Подчеркиваю, не обзор литературных источников и теоретических разработок, на эту тему, а практических
ресурсов. Кроме того, для меня важно было, в первую очередь, показать, что инструменты цифровой дипломатии есть не только у американского внешнеполитического ведомства, что ими обладают и другие государства, а также НКО, вовлеченные в процесс дипломатии Web 2.0.
С наилучшими пожеланиями, Лариса Пермякова


Дата: 30 сентября 2012

Автор: Anatoly Smirnov

Статья, безусловно, очень актуальная. Особую остроту она приобретает после выступления Президента России В.В.Путина на совещании послов и постпредов 9 июля 2012 г. о необходимости более активного использования российской дипломатией “мягкой силы”, а также после выступления Председателя Правительства России Д.А.Медведева на совещании Россотрудничества 3 сентября 2012 г.
Вместе с тем, вызывает некоторое недоумение, что авторы столь уважаемой организации как РСМД не в полной мере отслеживают новые исследования на сей счет. Отнюдь не претендуя на некие особые заслуги и полноту исследования, хотелось бы привлечь внимание интересующихся данной проблематикой к исследованию, проведенному НИИГлоБ (входит в список организаций по международной проблематике РСМД), посетить сайт www.niiglob.ru и ознакомиться с работой “Глобальная безопасность и “мягкая сила 2.0″: вызовы и возможности для России”.
С наилучшими пожеланиями РСМД и его авторам, А.И.Смирнов – Президент НИИГлоБ.

Please follow and like us:
error

Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages

RSS BIDD

  • Anketa: Čitaoci kažu da prepoznaju komentare botova 25th August 2019
    Čak 82 odsto građana samtra da može da razlikuje komentare koje pišu botovi od ostalih komentara, pokazuju rezultati ankete sprovedene na sajtu Danasa. The post Anketa: Čitaoci kažu da prepoznaju komentare botova appeared first on BIDD.
  • Call for Papers: The Digitalization of Diplomacy in South-East Asia (Special Issue) 24th August 2019
    Call for Papers Journal of Contemporary Eastern Asia (JCEA), Vol. 19, No 1 – Summer 2020 The Digitalization of Diplomacy in South-East Asia: A Special Issue Invited editors: Ilan Manor, University of Oxford (manor.ilan@gmail.com) Craig Hayden, Marine Corps University Hyunjin Seo, University of Kansas In recent years scholars have paid growing attention to the digitalization […]

RSS Diplo Portal Belgrade

  • More than 250.000 people have been transported in 7 years  through the “Guys, who’s driving home?” campaign 23rd August 2019
    More than 250.000 summer festival visitors in Serbia have used free and safe transport for the past seven years, as part of the “Who’s driving home?” campaign. This means that HEINEKEN Serbia has transported almost all of Novi Sad, or all of Novi Beograd or even several cities the size of Zaječar through this socially […]
  • «Выездное заседание КСОРС Сербии состоялось в г.Трстеник 23rd August 2019
    В г.Трстеник состоялось выездное заседание Координационного Совета российских соотечественников, проживающих в Сербии. По приглашению городской администрации, председатели обществ российских соотечественников, входящих в состав КС Сербии, посетили город Трстеник и познакомились с традициями этого сербского региона. Заседанию предшествовала проработка вопросов по проведению страновой конференции и комплекта документов для рекомендаций Всемирной тематической конференции соотечественников, проживающих за рубежом […]

Catalog of Destroyed and Desecrated Churches in Kosovo ( VIDEO )

Most Viewed Posts

  • Twitter Suspends Hamas Accounts
    By ROBERT MACKEYLast Updated, Sunday, Jan. 19 | Several Twitter accounts used by the military wing of Hamas have been suspended by the social network in recent days, angering the Islamist militants and delighting Israel’s military. #Twitter has suspended the official account of #Hamas, a terrorist group that uses social media to threaten #Israel http://t.co/g1UxKc9fpf
  • The State of Gastrodiplomacy
    By Paul Rockower It is fitting that a magazine devoted to studying innovations and trends in the field of public diplomacy has turned its focus on an increasingly popular forms of cultural diplomacy: gastrodiplomacy. Public Diplomacy Magazine’s Summer 2009 issue on Middle Powers explored the behavior of middle powers and the contours of “middlepowermanship.” Articles

How Belgrade based diplomats use Digital Diplomacy and Internet 2016

Diplo Portal Belgrade

Please follow and like us:
error

Scroll Up
error

Enjoy this blog? Please spread the word :)